$ 00,0000
00,0000
Казань 0.9 °C

Противопожарная безопасность: вчера, сегодня, завтра

8 ноября 2021 г.

Вопросы пожарной безопасности не только не уходят из нашей жизни, но становятся все более актуальными. В России далеко не всё в этой сфере обстоит благополучно. Почему так и можно ли исправить положение? Об этом мы беседуем с Евгением Кирюханцевым, вице-президентом группы компаний ОСК групп, профессором Академии ГПС МВД России.

 

–Как оценить общее состояние противопожарной безопасности в стране?

– Правильнее сказать, как оценить состояние пожарной безопасности с позиций федерального закона «О пожарной безопасности», ведь оно оценивается более чем по 30 показателям. Это количество пожаров, число погибших и пострадавших при пожарах, нанесенный пожарами материальный ущерб, качество монтажа и состояние работоспособности автоматических установок противопожарной защиты зданий и сооружений, качество противопожарной пропаганды, отношение собственника к вопросам пожарной безопасности, как он выполняет их, нормативная база в области строительства, насколько она отвечает современным условиям или нет и другие. Если же говорить конкретно о пожарах, то в строительной отрасли они составляют менее 1% от общего количества пожаров в стране.

Когда здания построены и находятся на стадии эксплуатации, есть два фактора: первый – это позиция администрации или собственника в вопросах пожарной безопасности – насколько он соблюдает правила пожарной безопасности или то, что называется человеческим фактором. Второй – насколько нормативные требования пожарной безопасности были реализованы при строительстве этого объекта. Чего греха таить, некоторые инвесторы или заказчики строят здания для последующей их продажи, и качество у них более низкое, чем у объектов, которые строят для собственных нужд. Качество там более высокое, в том числе и в вопросах пожарной безопасности.

– Насколько сегодняшняя нормативная база отвечает требованиям времени?

– Не совсем соответствует. Если брать подзаконную правовую базу по проектированию, то действует постановление Правительства РФ №87, которое содержит требования к составу и порядку оформления проектной документации для объектов. Многие специалисты в области проектирования и строительства, в том числе входящие в состав Союза архитекторов, Союза строителей, в свое время указывали на то, что документ не совершен по многим позициям. Остановлюсь на его части, которая касается пожарной безопасности.

Когда мы проектируем любое производственное или складское здание, что важно в нем и с чего начинается проектирование? С определения его пожарной опасности, т.е. какова категория здания по пожарной опасности?

На основе этого показателя проектировщик выбирает расстояния от проектируемого здания до соседних, определяет допустимую степень огнестойкости здания, допустимые по длине пути эвакуации. Но, когда вы смотрите содержание подраздела 26 Порядка, утвержденного вышеуказанным постановлением, то этот подраздел находится по счету 9 или 10. Как до этого проектировать?

Следующий момент – мы при проектировании должны учитывать пожарную сигнализацию, систему оповещения людей о пожаре, системы пожаротушения? Должны. А как? Когда вы строите бюджетный объект, то в нем вы можете смету расходов определить по спецификации. Если посмотреть на содержание установленного Порядка, вы не найдете там разделов проектов пожарной сигнализации, системы оповещения людей о пожаре, системы автоматического пожаротушения. Зато в нашем 9 разделе «Мероприятия по пожарной безопасности» записано, что они должны иметь принципиальные схемы. По схеме разве можно разработать спецификацию и оценить стоимость? Раньше были укрупненные показатели, можно было ее посчитать, а сегодня этого нет.

В результате проектные организации вынуждены разрабатывать эти разделы проекта по этим системам. За чей счет они их разрабатывают – из собственного кармана. Если мы хотим, чтобы наши проектные организации были бы на плаву, мы должны реально оценивать стоимость их работы и реально им платить деньги.

Немало новых обязательных расчетов введено сейчас в проектирование. А любой расчет стоит значительно больше и дороже, чем то, что было раньше: взял табличку, посмотрел расстояние, можно делать расчет. А как это определяется в стоимости проектирования? Никак не определяется, в результате проектная организация берет какой-то объект и начинает оптимизировать свои затраты. Нанимает субподрядчиков, исходя из ценообразования, качество проектирования падает, проектные организации разоряются. Практически не осталось в России ни одной крупной проектной организации, появилось много проектных организаций, относимых к малому бизнесу, с небольшим количеством специалистов.

У нас были гиганты – союзные институты, такие как ЦНИИСК им Кучеренко, ЦНИИПромздание, ЦНИИ Жилище. Посмотрите, что с ними стало, они все уже давно на боку лежат или вообще перестали существовать. Раньше любой из этих институтов имел все отделы, которые занимались конкретным проектированием начиная от благоустройства, конструктивной и архитектурной частей, инженерных систем, до пожарной безопасности, когда технические отделы этих институтов обеспечивали надлежащий нормоконтроль.

А сейчас, чтобы запроектировать объект, нанимается от 10 до 15 субподрядчиков, а чем больше субподрядчиков, тем стоимость проектирования выше. Генеральные проектные организации начинают поджимать субподрядчиков по цене работ, в результате качество проектирования падает.

Раньше в строительной отрасли был очень важный институт главных инженеров проектов, сейчас его реанимируют, что правильно. Вот только где людей взять? Чтобы стать ГИПом, надо иметь 10-15 лет реального проектирования. Таких специалистов нет. Получается, что сегодня ГИПы – это люди, которые имеют 5-6 лет стажа, а они не могут быть специалистом по всем направлениям. Самая большая сложность – работу этих 15 субподрядных организаций должен перепроверять ГИП, а опыта не хватает. Эта проблема сегодня очень острая.

По нормативной базе за последнее время сделано многое, сделана попытка сблизить позицию Минстроя, МЧС и некоторых других ведомств. Но почему только эти министерства занимаются пожарной безопасностью? Ранее у нас система нормирования всегда состояла из 4 блоков, а не из 3, как сейчас. Сегодня в области строительства действуют нормативные документы, которые готовятся Минстроем РФ, надзорными органами, например, МЧС РФ. Это своды правил, обеспечивающие реализацию положений федерального закона №123-ФЗ, санитарные нормы готовят врачи, это тоже отдельное направление.

Раньше были нормы технологического проектирования, которые разрабатывались с участием отраслевых министерств и ведомств и давали возможность проектировщикам быстрее понимать и входить в тематику технологических процессов. Они позволяли внедрять новые технологические разработки, сейчас их вообще нет. Остались нормы технологического проектирования в рамках объектов «Газпрома», у нефтяников, у тех, кто занимается атомными станциями. Те, кто занимается этими объектами, понимают, что без них нельзя. А что же остальные? Разве театрально-зрелищные, лечебные, спортивные и многие другие объекты не имеют технологии? Проблему надо решать.

С приходом нового министра в Минстрой РФ, имеющего значительный практический опыт в области строительства, были сделаны реальные шаги для того, чтобы как-то упросить упорядочить всю нормативную базу. Не знаю, насколько это удастся продолжить, но давайте надеяться на лучшее.

Что нужно исправить. Во-первых, разделить более четко пожарные и строительные требования. Это всегда конфликтная ситуация, даже в советское время, когда был Госстрой и система Главного управления пожарной охраны при МВД. Но через какое-то время благодаря усилиям специалистов, удалось создать команду из числа специалистов Госстроя, ГУПО МВД СССР, проектных организаций, что позволило наладить деловые отношения. У нас не было недопонимания по этому вопросу. Хотя споры были очень серьезные; строители требуют получше, побыстрее, а пожарные говорят: «Нет, ребята, то, что вы предлагаете, может привести к тяжелым последствиям». Характерным примером была попытка широкого применения пенополистирольного утеплителя. Сколько потребовалось пожаров, сколько сгорело заводов, общественных зданий прежде, чем доказали, что пенополистирол в сочетании с металлическим профилированным настилом в покрытии нельзя применять.

– Что еще важно в деле профилактики пожаров в строительстве и внутри здания?

– Образование специалистов, готовность их к решению сложнейших вопросов пожарной безопасности. Раньше специалистов в области пожарной безопасности готовила система МВД, потом МЧС, сейчас за это дело взялись многие другие образовательные учреждения, но единой системы в этом направлении нет. Она касается не только подготовки строителей, проектировщиков, специалистов надзорных органов, но и того, как население обучается знаниям пожарной безопасности, включая школы.

– Как меры противопожарной безопасности в целом влияют на строительный процесс?

– Попытка улучшить, сделать побыстрее, сэкономить всегда присутствует как в строительстве, так и иных сферах деятельности. Самое страшное, что на научные исследования в области пожарной безопасности перестали выделять деньги в необходимых для страны объемах. Не только заказчики, но и государство от этого отошло.

При плановом хозяйстве, если нужно было внедрить что-то новое, давали поручение институтам, которые проводили испытания. Это был ЦНИИСК им. Кучеренко и ВНИИПО, например, в области огнестойкости. Сейчас таких поручений уже нет, все отдано на решение частника. Казалось бы, собственник заинтересован внедрять новшества, он должен заказывать эти научно-исследовательские работы. А он не заказывает, ему невыгодно, потому что, если он начнет это делать, придется вкладывать деньги в строительную отрасль. А как эти вложения потом вернуть?

Мы сейчас боремся, чтобы стоимость жилья снизилась, стала доступной для среднего класса населения, и пока это не удается. Совершенствование нормативной базы, которой уделяется достаточно много внимания, со временем даст определенные плоды. Нужно, чтобы, во-первых, было выполнено поручение Президента РФ о регуляторной гильотине. Пока оно не полностью реализовано.

Например, документы с требованиями пожарной безопасности еще содержат абсолютно нелепые пункты, или они никакого отношения к пожарной безопасности не имеют. Надо убирать многие надуманные требования, это позволит сэкономить миллиарды.

– Каковы для строительной отрасли затраты на пожарную безопасность?

– Это дорогое удовольствие — раньше называлась цифра 17-20% от стоимости строительства. Если произошла какая-то авария, то затем можно что-то восстановить, а после пожара ничего не восстановишь. Смотрите, что творится сейчас с лесами. В чем причина? Она в том, что в свое время лесопожарную службу практически ликвидировали, лесников убрали, там единицы оставались, десятилетиями никто за лесами не смотрел. Последствия сами, видите, какие.

– И все же в чем причины пожаров в зданиях?

– Причины пожара очевидны, их около 20. Это может быть неосторожное обращение с огнем, короткое замыкание, поджог, технологические факторы и т.д. 

Последствия пожаров, в большой степени зависят от того, насколько здание защищено. Проблем пока остается многовато. Чтобы их разрешать и знать возможные последствия требуются натурные огневые испытания, а где их проводить?

Новые композитные, отделочные и фасадные материалы нужно проверять на огнестойкость и горючесть, насколько они сопротивляются огню.

Внутреннее объемно-планировочное решение. Посмотрите, сколько у нас зданий с атриумными большими пространствами, открытыми лестницами. Пожар может произойти на первом этаже такого здания, а люди гибнут на самой верхней отметке атриума или здания, потому что весь дым и температура идут сразу наверх, блокируются пути эвакуации, пути отхода для людей на самом верхнем этаже. Открытые объемы в здании работают как труба. Вы можете находиться около очага пожара, а люди погибнут на верхних этажах.

Эффективность отечественных противопожарных систем тоже ограничена. Давайте реально их оценивать, у нас сегодня нет систем, которые бы надежно защищали атриумное пространство высотой больше 21 метра.

– Нет во всем мире или именно в России?

– Из развитых стран только в России. Американцы придумали и внедряют такие системы, а чтобы их внедрить у нас, нужны большие средства, в деньги все и упирается. Может быть, и мы могли бы их придумать и сделать, но их разработка и внедрение очень дорогостоящее мероприятие.

Американская система с применением тепловизоров раза в три дороже, чем наша обычная спринклерная сеть. У них идут автоматические мониторы, то есть с помощью лазерной техники, тепловизоров они находят огонь, наводят на него ствол пожарный – и это все в автоматическом режиме. Для атриумов такой высоты мы начинаем придумывать какие-то венчурные установки, а это все тоже стоит денег. Насколько они эффективны? Поток высокотемпературных газов при пожаре по высоте атриума может отклоняться под воздействием боковых воздушных потоков, которые образуются при открытых окнах или дверях, и может оказаться так, что высокая температура концентрируется в другом месте, а не над очагом пожара. Система сработает вроде, будет защищать ту часть здания, где нет пожара, а там, где горение происходит, оно будет продолжаться.

Iastr.ru

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *