$ 00,0000
00,0000
Казань -4.64 °C

Олег Григорьев: «Нужно срочно наводить порядок на агломерационных территориях»

В прошлом году в Татарстане появилась новая организация в сфере градостроительства - Институт пространственного планирования РТ. Мы побеседовали с его директором Олегом Григорьевым о том, какие задачи стоят перед институтом, что представляет собой мастер-план города и у какой территории есть риск стать «вторыми Куюками».

— Олег Дмитриевич, сам факт создания вашего института говорит о том, что много проблем накопилось в сфере градостроительства. С чего начнете работу? Какая задача более не терпит отлагательств?

— Все задачи не терпят отлагательств, но есть две основные. Первая: полноценный запуск ГИСОГД — Государственной информационной системы обеспечения градостроительной деятельности. Система есть, но пока она полноценно не заработала. Есть софт, который поставлен во все районы, но работают на нем пока очень плохо. Муниципальным районам еще только предстоит с нашей помощью наладить работу в системе электронного документооборота со всей документацией — выдавать разрешения на строительство, на ввод, формировать градостроительные планы земельных участков (ГПЗУ), согласовывать документацию и так далее. Этим занимается управление Института по ГИСОГД.

Вторая большая задача – навести порядок в стандартах градостроительной документации, поскольку сейчас из-за отсутствия этих стандартов царит хаос. С такой документацией невозможна системная работа, в том числе и внесение в ГИСОГД.  Еще одна проблема – есть очень слабые документы в части исполнения планировочных решений. По ним невозможно работать с территорией.

Отдельная задача – перераспределение полномочий по подготовке документации, а именно поднятие этих полномочий с уровня муниципалитетов на региональный уровень. Большая часть документации, особенно когда мы имеем дело с агломерационными территориями, делается без оглядки на соседей, часто на коммерческие деньги, с понятными итогами. С этой ситуацией сталкивается каждый житель Казани и ее пригородов. Периферия столицы республики хаотично застраивается, в итоге мы имеем дело с маятниковой миграцией, пробками по утрам и другими проблемами. Нужно срочно наводить порядок на агломерационных территориях — Казанской, Камской, Альметьевской.

Как все это остановить?

Это и есть глобальная градостроительная ошибка, которая была совершена в части развития Казани и освоения ее пригородов?

— Формально все сделано правильно с точки зрения действующего законодательства, в котором умные правообладатели земельных участков находят свои лазейки. Ключевой документ — правила землепользования и застройки (ПЗЗ) — муниципалитет не обязан ни с кем согласовывать по действующей статье Градостроительного кодекса РФ. А это самый главный документ для застройки территорий. Возьмем, например, Куюки – Богородское сельское поселение не обязано ни с кем согласовывать свою застройку. Здесь определили одну зону Ж1 на всю территорию Куюков, и жилые дома строятся без оглядки на социальные объекты, дороги и так далее.

— Как это можно остановить?

— Мы планируем срочно переделывать ПЗЗ по всем агломерационным, прежде всего приказанским территориям, действуя в рамках поручения руководства республики. В большинстве крупных российских регионов так уже давно делается. Московская область, когда начала активно развиваться, подняла с муниципалитета до уровня субъекта право разработки градостроительной документации, прежде всего ПЗЗ. Хаос прекратился.

— Сколько у нас таких объектов? Каждый выезд из города?

— Горьковское шоссе, выезды в сторону Арска, Высокой горы, Пестрецов и т.д. За последние пять лет вокруг Казани из категории земель сельскохозяйственного использования в жилищное строительство переведено порядка 27 тыс. га. Застройка этих территорий приведет к таким же последствиям, которые мы наблюдаем в Куюках. Поэтому необходимо останавливать это в авральном режиме. Эти территории должны развиваться, но сбалансированно.

— Каким образом планируете менять тот же Оренбургский тракт, например?

— У нас в Генплане были заложенырасширение центральной дороги до четырех полос и дорога, выходящая в Казань через Дубравную. Еще одна дорога — через Богородское на трассу М7, но это серьезный перепробег. Свою роль сыграет и будущий Вознесенский тракт, который сейчас строится.

Оренбургский тракт — один из самых проблемных. Мы видим массовое желание владельцев земельных участков максимально их застроить. В Генплане заложена дорожная связка, которая идет вдоль железной дороги, заходит в город, доходит до вокзала и длится до М7. Получается длинная диагональ через весь город.

Один из наших рабочих инструментов — математическая модель транспортного моделирования. Это цифровой двойник города, на котором можно тестировать возможные объемы застройки и оценивать последствия для загрузки улично-дорожной сети. По тому же Лаишевскому узлу, когда мы пытаемся загрузить в модель все, что там намерены построить, движение ожидаемо останавливается и на Оренбургском тракте, и на планируемых дублерах.

— А это одно из приоритетных направлений городского развития.

— Совершенно верно. Там планируется построить порядка 6,5 — 7 млн кв. м жилья. Наша задача — показать застройщикам, что делать этого нельзя, особенно без опережающего развития транспортно-инженерной инфраструктуры. Там не так много коридоров, по которым эту территорию можно связать с Казанью. Оренбургский тракт — одна связка, вторая — дублер Оренбургского тракта вдоль высокоскоростной магистрали (ВСМ).

Кроме развития дорожной сети, есть еще один путь к решению проблемы –  создание мест приложения труда на этой территории. Такие площадки в градостроительной документации резервируются, но, как правило, они остаются невостребованными и ничем не застраиваются, потому что инвестор построил жилье, как самое ликвидное, а эти места оставил на «когда-нибудь». С другой стороны, статистика говорит о том, что даже если мы с избытком построим рабочие места в том же Лаишевском узле, порядка 40% трудоспособного населения все равно поедут на работу в центр Казани.

Следующая задача — хороший общественный транспорт. Если электричка будет ходить не раз в час, как сейчас, а каждые 4-5 минут – только тогда это будет работать эффективно. Но это тоже на 100% не спасет ситуацию – часть людей все равно сядут в машины, и, сколько бы им не пришлось стоять в пробках, всё равно направятся в центр города. В любом случае мы будем вынуждены говорить об ограничении объемов застройки в Лаишевском узле, по Горьковскому шоссе, в «Большом Зеленодольске». То есть это комплексный вопрос, и для его решения мы планируем использовать все инструменты.

— Продолжаем двигаться по кругу Казани. Горьковское шоссе…

— Дорога-дублер там уже строится. Но дальше зона очень плотной застройки, нужно «перескакивать» через железную дорогу, проходить зону Юдинской сортировочной станции. Нужны очень большие вложения в эту дорогу. В генплан мы дополнительно закладывали дублер Горьковского шоссе вдоль будущей ВСМ, который должен был соединиться со второй большой диаметральной связкой, но эта дорога пока ушла в небытие. Она очень дорогая и проблемная. Остаются более реалистичные варианты — например, дорога, которая проходит выше «Салават Купере», «перескакивает» М7 и обвязывает Большую Туру и все, что вокруг нее предполагается построить. Этот северный дублер хотя бы немного разгрузит движение.

— Еще одно удивительное место — выезд из Казани через Соцгород. Там происходит сущий кошмар.

— В направлении из Сухой реки на М7 есть возможность сделать связку мимо КАПО имени Горбунова с выходом на Кадышево, а также связку вдоль Казанки. Но это очень сложная история из-за взлетно-посадочной полосы КАПО, которая накладывает свои ограничения. Северное направление – одно из самых тяжелых.

Внимание на реальный город

— Одной из задач института стало составление мастер-плана Казанской агломерации. Что это за работа?

— В плане инструментария – это работа в трех цифровых моделях. Первая из них — транспортная, с помощью нее мы оцениваем перспективы развития улично-дорожной сети и влияния запланированной застройки: добавляем застройку, смотрим на результат. Оцениваем в этой модели эффективность строительства того или иного участка улично-дорожной сети. Поскольку это цифровой аналог, он дает достаточно точный прогноз по потокам, по загрузке улично-дорожной сети и эффективности отдельных ее участков, в том числе экономической. На основе работы в этой модели мы можем рекомендовать трассировку и последовательность строительства дорог.

Вторая модель – балансовая, она связана с моделью транспортной системы. Это тоже цифровой двойник города, но он предназначен для расчетов сбалансированного размещения мест приложения труда и мест проживания. Алгоритм модели выдает наиболее оптимальное их соотношение, рекомендации по конкретным площадкам для жилья или рабочих мест и участкам, где вообще не надо строить жилье.

Третья — экологическая. Эта модель считает антропологическую нагрузку, выбросы, шумы — те показатели, которые мы должны купировать. Еще есть модель, которую мы дорабатываем — она связана с расчетами изменений кадастровой стоимости земельных участков в зависимости от планировочных решений.

— Раньше никто не говорил, что нам нужен такой мастер-план. Речь шла только о генплане.

— С точки зрения Градостроительного кодекса Российской Федерации, мастер-плана не существует. Но я в своей практике участвовал в разработке ряда мастер-планов для разных городов России: Южно-Сахалинска, Астрахани, Якутска… Чем хорош этот документ? Тем, что мы делаем работу, ориентируясь не на административные границы, а на реальный город. Если мы посмотрим на Казань, то границы реального города не совпадают с административными. Поэтому мастер-план создается для всей Казанской агломерации. Мы сделаем его, согласуем на уровне Правительства РТ, а далее на основе общего агломерационного решения будем вносить изменения в ряд документов — генплан Казани, ПЗЗ Казани и приказанских районов, стандарты предприятий стройкомплекса.

Планируете ли составлять мастер-планы для других городов Татарстана?

— Есть такие планы относительно Камской агломерации вокруг Набережных Челнов, а также Альметьевской. Параллельно с Камской в 2024 году мы начнем работу над мастер-планом для Татарстана в целом.

«Мы — инструмент, а не орган, принимающий решения»

— Институт работает при полной поддержке Раиса республики Рустама Минниханова. Но и он прекрасно понимает, что наведение порядка, о котором вы говорите, заденет интересы многих людей, облеченных финансовыми и властными полномочиями. Хватит ли у вас юридических полномочий, чтобы продвигать правильную градостроительную политику?

— Институт не является органом исполнительной власти. Он — исполнитель градостроительной документации. Мы можем сказать, как надо сделать, где нужно ограничить, где «придержать» застройку до появления транспортно-инженерной инфраструктуры. Конечно, будут задеты чьи-то интересы, возможно, будут суды после внесения изменений в градостроительные документы… Наша задача — донести это до руководства республики, рассказать о последствиях того или иного выбора. Мы – инструмент исполнительной власти, но не орган, принимающий решения.

— Какие города могли бы стать примером для Казани в области правильного пространственного развития?

— Москва, конечно. Если говорить о мировой практике, мне нравится Сингапур, где прекрасно организовано регулирование городской застройки, с очень подробными правилами землепользования и застройки. Плюс к этому весь город — это большая building information model*, то есть существует стопроцентный цифровой двойник всего города. Нам до этого очень далеко.

Беседовал Артем Тюрин

* информационная модель строительства – перевод с англ.

Фото спикера предоставлено пресс-службой Института пространственного планирования РТ

Написать комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *